Кому Минкультуры поручило разработку Стратегии национальной безопасности

0
44

Стратегия национальной безопасности — основа нового документа, который по поручению Министерства культуры разработал Российский НИИ культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева (Институт Наследия) во взаимодействии с учеными, экспертами, представителями федеральных органов исполнительной власти. Руководителем группы по разработке документа выступил директор Института Наследия Владимир Аристархов.

В чем же была необходимость его разработки? Обо всем по порядку.

В 2014 году в России был принят закон "О стратегическом планировании в Российской Федерации", который предполагает создание корпуса документов — стратегий, основ государственной политики и доктрин, призванных определиться с приоритетами, утвердить цели и задачи в ключевых сферах жизни страны.

В рамках этой работы основополагающим, базовым документом стала Стратегия национальной безопасности Российской Федерации. В ней прописаны национальные интересы и стратегические приоритеты страны, цели и задачи государственной политики в области обеспечения национальной безопасности и устойчивого развития на долгосрочную перспективу. Текст Стратегии был обновлен в 2021 году в связи с принятыми поправками в Конституцию Российской Федерации.

Важно при этом понимать, что текст Стратегии не может и не должен содержать исчерпывающих определений и формулировок. Его задача заключается в определении "узловых точек". В заключение документа прописано, что задачи, предусмотренные в рамках стратегических национальных приоритетов, решаются путем разработки, корректировки и исполнения отраслевых документов стратегического планирования. Таким образом, принятие Стратегии нацбезопасности позволило продолжить работу прицельно.

Отдельные упоминания вопросов, связанных с традиционными ценностями, встречаются в разных частях текста Стратегии. Но защита традиционных российских духовно-нравственных ценностей, культуры и исторической памяти выделена также и в отдельный блок.

Как известно, в 2014 году приняты Основы государственной культурной политики, которые по поручению министерства культуры уже доработаны в соответствии с актуальным текстом Стратегии национальной безопасности, и сейчас эти доработки проходят общественные обсуждения. Тезис о защите исторической памяти из Стратегии также не остался без своего развития — в июле 2021 года указом президента создана межведомственная комиссия по историческому просвещению.

Понять, что нравственно, а что безнравственно, бывает проблематично. А вот несет ли продукт деструктивную идеологию, понять в силах любой госслужащий

А новый документ под названием "Основы государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей" конкретизирует работу по озвученному национальному приоритету — ровно в той части, которая относится к традиционным ценностям.

Что нового в этом документе?

Он обобщает изложенные в Стратегии тезисы, касающиеся традиционных ценностей, дает им определение. При этом сами эти ценности уже перечислены в Стратегии национальной безопасности.

Введено понятие "деструктивная идеология" — как уточняющее к ранее предложенным понятиям "пропаганда насилия", "культ насилия" и "деструктивное информационно-психологическое воздействие". Оно звучит в ключевом разделе, посвященном ожидаемым результатам от реализации госполитики:

Реализация настоящих Основ будет способствовать сбережению народа России и сохранению его идентичности на основе традиционных российских духовно-нравственных ценностей, развитию человеческого потенциала, поддержанию гражданского мира и согласия в стране, укреплению законности, формированию безопасного информационного пространства, защите российского общества от распространения деструктивной идеологии, достижению национальных целей развития, повышению конкурентоспособности и международного престижа Российской Федерации.

"Деструктивная идеология — это система таких идей и концепций, внедрение которых в массовое сознание оказывает деструктивное воздействие, ведет к разрушению всего ценностного базиса. Это важный маркер, который позволит чиновнику понять, с чем он имеет дело", — отмечает старший научный сотрудник Института Наследия, один из разработчиков документа Александр Рудаков.

Тезис о недопущении нецензурной лексики дополняет утвержденный ранее приоритет о защите русского языка.

"Защиту русского языка можно понимать как угодно. Для диктора телевидения — это правильная расстановка ударений в словах и чистота произношения. Для филолога это, возможно, вопрос присутствия в повседневной речи элементов сленга, жаргона, иностранных заимствований. А с точки зрения защиты ценностей это, разумеется, недопущение ненормативной лексики в публичном пространстве", — разъясняет разработчик.

Читать также:  Народный артист России Борис Невзоров умер от COVID-19

Неужели всем запретят материться? Едва ли. Дело в том, что документ не адресован каждому конкретному жителю нашей страны, и попытки разглядеть ущемления прав простых граждан путем внедрения в их частную жизнь беспочвенны. Он адресован прежде всего государственному аппарату. Опираясь на него, чиновник сможет определить, следует ли оказывать поддержку и осуществлять финансирование того или иного проекта. О внедрении более вдумчивой политики распределения средств бюджета говорится давно. В предложенных "Основах…" прописано, что государственная поддержка мероприятий в культурно-образовательной сфере нуждается в дополнительном контроле на предмет максимального соответствия целям государственной политики в сфере традиционных ценностей.

"Документ предлагает некую рамку, которая позволит осмыслить и оценить то или иное явление, в том числе и в культурной сфере. Сейчас, к примеру, чиновник часто оперирует достаточно условными или личными оценками. Понять, что нравственно, а что безнравственно, бывает проблематично. А вот несет ли продукт деструктивную идеологию, понять в силах любой госслужащий. И если раньше у чиновника не было формальных оснований для отказа в финансировании какого-то проекта, явно деструктивного с мировоззренческой точки зрения, то сейчас такие основания могут появиться", — уточнил Рудаков.

С этим связано еще одно важное нововведение в документе. Документ предполагает разработку системы показателей эффективности государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей и конкретизирует типы данных, которые следует учитывать в данной системе.

Последнее ключевое дополнение, которое предложено в проекте Основ государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей, — это положение о необходимости создания межведомственного органа. Разработчики убеждены: реализация госполитики по сохранению и укреплению традиционных ценностей будет невозможна при отсутствии механизма межведомственной координации. Она необходима хотя бы для того, чтобы эффективно перегруппировать ресурсы, выделяемые на реализацию госпрограмм по данной проблематике, которые уже реализуются:

"Документ создан не для того, чтобы кормить чиновников или осваивать средства, а для того, чтобы дать инструменты, которые позволят достичь поставленных приоритетных задач".

Как заявил директор Института Наследия Владимир Аристархов, представленный на общественное обсуждение проект документа не носит исчерпывающий и законченный характер. Предстоят общественные и экспертные обсуждения.

Однако воспринимать документ как уникальную новацию, которая перевернет все с ног на голову, точно не стоит, ведь сохранение и укрепление традиционных духовно-нравственных ценностей, культуры и исторической памяти, безусловно, является основополагающей задачей любого государства, заявил также господин Аристархов.

Действительно, Россия не уникальна в своем стремлении защитить собственные ценности, заложенные в том числе в своей самобытной культуре, и в стремлении защитить свою историю от фальсификаций и политических манипуляций. Это понятные задачи для любого более-менее сильного международного игрока. Министерство иностранных дел РФ эту линию проводит достаточно четко, особенно в последние годы. Другое дело, что не все органы исполнительной власти внутри страны мотивированы работать в этом ключе и попросту не имеют всех механизмов для подобной работы.

В том числе для того, чтобы внешнеполитические декларации не вступали в противоречие с внутренней политикой, и нужны подобные документы.

"Россия — страна ценностей и страна — защитница ценностей. Такое понимание общенациональной миссии поможет не только оздоровить социально-психологическую атмосферу в обществе, но и дать важные преимущества в глобальном позиционировании России, в создании позитивного образа РФ на международной арене", — заключил господин Рудаков.