На 72-м Берлинале показали фильмы Ульриха Зайдля, Урсулы Майер и Клер Дени

0
40

72-му Берлинале распыляться некогда. Когда выходит эта статья, считай, прошла уже большая часть кинофестиваля — в четверг начался, а в ближайшую среду уже объявят победителей. Журналисты, представители индустрии, первые зрители смотрят фильмы «в промышленных масштабах» — от пяти картин в день, забыв про сон и еду.

Первое, что сделали организаторы фестиваля в этом году — постарались, чтобы пища духовная соответствовала ожиданиям киногурманов. В конкурсе в первые два дня показали фильмы режиссеров, каждый из которых уже вошел в историю кинематографа, независимо от того, получит он своего "Медведя" в этом году или нет. Это Ульрих Зайдль, Урсула Майер, Клэр Дени. Вне конкурса в программе Berlinale Special — новую ленту Дарио Ардженто. Все эти имена ключевые на фестивале в этом году. И сразу скажем главное: ни один из этих творцов не разочаровал.

Начнем с картины "Римини" (Rimini) Ульриха Зайдля. Главный ее герой — типичный Старик Козлодоев (вспоминаем фильм "АССА"), но в небольшом итальянском городке. Как бы хотелось смотреть эту картину в компании с Сергеем Соловьевым и Станиславом Говорухиным, но приходится общаться с ними мысленно. Актер Михаэль Томас, знакомый зрителям по сериалу "Комиссар Рекс", а также он снимался в одной из частей знаменитой трилогии Зайдля "Рай" ("Рай. Надежда"), преображается в дамского угодника, певца среднего пошиба и стареющего жиголо. Все это один лишь персонаж — Ричи Браво. По сюжету он "промышляет" в Римини в то время года, когда солнце уступает место туманам и дождям. Шуба, надетая на майку, татуировки, "цацки" — на пальцах и на шее, серьга в ухе, сапоги-казаки на каблуках… Манеры, походка, "прикид" — все рассчитано на то, чтобы соблазнить первую встречную. Однако, в отличие от Козлодоева, Ричи Браво уже "специализируется" на дамах элегантного возраста. Он разъезжает с выступлениями по домам престарелых, разливаясь сладкоголосым "соловьем", поет также перед пожилыми туристками и их спутниками. Говорит то, что от него хотят услышать, и ему удается "прикармливать" новых поклонниц, с той лишь разницей, что деньги платят они ему, а не он — им. Однако в его жизни появляется самая важная женщина — дочь Тесса, которую он когда-то бросил. Она не клюет на приемчики отца, а жестко манипулирует им, вымогая деньги для себя, своего бойфренда и его друзей, которые приехали в Европу с Ближнего Востока.

На пресс-конференции Ульрих Зайдль сказал, что хотел бы, чтобы его героя любили и жалели. Но сам он обошелся с ним довольно жестоко. Мусульмане на правах родственников и их друзей "захватили" дом Ричи Браво. Из чувства отцовского долга и одиночества (дочь оказалась единственным родным человеком рядом), он вынужден жертвовать всем, что есть, в том числе и необходимыми условиями для существования таланта, хоть и среднего уровня. В фильме есть еще одна линия — немецкая. С нее картина начинается, ею и заканчивается. В Германии, откуда Ричи родом, в доме престарелых, находится его отец — бывший нацист. Он слушает совсем другую музыку, у него иные идеалы, но он также безумен и одинок…

Теме таланта и невозможности его реализовать из-за жизненных обстоятельств и "душного" присутствия в жизни близких родственников посвящена и новая работа Урсулы Майер "Черта"  (The Line). Четыре женщины в одной семье. Мама (роскошная работа Валерии Бруни-Тедески) и три сестры, жизнь, которых, казалось бы, должна быть посвящена семейному дару — музыке. Картина начинается с эпизода, который моментально воскрешает в мыслях "Пианистку" Михаэля Ханеке. Этот фильм 2001 года, кстати, показывают на нынешнем Берлинале. Изабель Юппер, сыгравшая в нем главную роль, получает "Золотого Медведя" за заслуги в кинематографе, к чему приурочена ретроспектива картин с участием актрисы. В "Черте" Урсулы Майер старшая дочь Маргарет (Стефани Бланшу) устраивает безобразную сцену с рукоприкладством по отношению к матери — прославленной пианистке Кристине Селестини. В итоге Маргарет изолируют, запрещая ей в течение определенного времени на сто метров приближаться и к матери, и к дому. Младшая сестра Марион позднее отмерит эту дистанцию и проведет краской линию-черту голубого цвета.

Эта граница — не навсегда, в отличие от той, что пролегла в отношениях между мамой и тремя дочерьми. Фильм — иллюстрация известного высказывания "Характер человека — его судьба", но в несколько другой интерпретации — по отношению не просто к человеку, но щедро одаренному свыше. Можно перефразировать и библейскую истину: враги талантливого музыканта — домашние его. И речь тут не только о Кристине Селестини. Сама "драчливая" Маргарет великолепно поет и играет на гитаре, а младшая сестра — ангел Марион — наделена от природы уникальным голосом. Возможность слышать другого и глухота показана режиссером и в прямом, и в переносном смысле. Из-за удара дочери мать частично лишается слуха и не может заниматься своей профессией. Но суждено ли реализовать свой дар сестрам?

Читать также:  Два российских музея вошли в топ-3 самых посещаемых в мире

У героини фильма Клер Дени "По обе стороны лезвия" (Both Sides of the Blade) другой дар — любить и быть любимой. Жюльетт Бинош играет радиожурналистку по имени Сара, но, впрочем, ее профессия лишь необходимый элемент фильма, чтобы осветить актуальную повестку дня. Эфиры, которые ведет Бинош, тоже своего рода "сторона лезвия". Их герои — люди из горячих точек планеты. Индия, Бейрут и другие места. Однако же основная линия фильма — острые ощущения, которые дают отношения личные. В жизни Сары двое мужчин, и обоих она искренне любит. Франсуа ее сердце принадлежит в большей степени, но она не может с ним жить. С Жаном же ей хорошо и спокойно, но способен ли он мириться с присутствием в их жизни Франсуа? Можно поиронизировать на тему того, что что бы ни снимали французские режиссеры, у них получается "Мужчина и женщина". Но на самом деле фильму Клер Дени уже можно смело предрекать приз на Берлинале в этом году. Психология всех участников любовного треугольника показана так ювелирно, учтены все детали и нюансы взаимоотношений любящих людей, что картина автоматически входит в разряд шедевров, созданных мастером высокого уровня. Кстати, в этой работе, как и в фильме Ульриха Зайдля, есть откровенные сцены с участием героев, которым от 50-ти и выше. И в обоих случая каждая из таких сцен сделана с тактом, вкусом и работает на художественное решение кинопроизведения.

По информации "РГ" фильм "По обе стороны лезвия" куплен в Россию — его увидят наши зрители уже в этом году. Когда именно, сообщим дополнительно.

Тем временем

Хоррор Дарио Ардженто "Черные очки", одну из главных ролей в котором сыграла его дочь Азия Ардженто, пополняет копилку самых сильных "ужастиков" всех времен и народов. Зрелище не для слабонервных — в первых же кадрах зрители видят, как душат девушку струной от виолончели, и таких кошмаров в деталях в картине немало. При этом история о слепой девушке, маньяке, китайском мальчике-поводыре и полицейской овчарке, полностью выполняет главное предназначение любого хоррора. То есть позволяет зрителю расправиться со своими страхами, чтобы выйти из кинозала в том состоянии, когда ужасов реальной жизни уже не боишься.

Прямая речь

Как вы полагаете, могла ли ваша героиня Сара в итоге остаться либо с Франсуа, либо с Жаном и быть при этом счастливой? Или единственный выход для нее — уйти от них обоих, чтобы сохранить себя?

Жюльетт Бинош: Если исходить из самой истории, мы не знаем ответа на этот вопрос. Конечно же, Сара уходит от Франсуа. Но мы не знаем наверняка, что будет с героями дальше.

Какое решение Сары кажется вам в этой ситуации наиболее органичным?

Жюльетт Бинош: То, что было написано в сценарии, отличается от того, что получилось в самом фильме. И в этом особая сложность съемочного процесса — разница между первоначальным текстом — тем, что на бумаге, и тем, что мы проживаем во время съемок. А затем еще и монтаж, и в результате — три разные истории. Но скажу о себе: та Сара, о которой я читала в сценарии, и то, кем является моя героиня, в итоге — два разных человека. Тем не менее, я думаю, что разрешение конфликта в случае Сары так или иначе связано с тем, что она не станет возвращаться назад ни к кому из этих мужчин. И я это понимаю. Потому что если ты живешь на таких "американских горках" эмоций, находясь между двумя разными историями любви, это так жестоко, что заставит любую женщину захотеть иметь и другое представление о любви. О той, которую она еще не знает. Внутри Сары есть такое желание, так же, как и то, что она еще не приняла окончательное решение, как быть дальше. Но пути назад нет. Вот так я это почувствовала.

Подготовила Наталья Жук