Начал свою работу XVIII съезд уполномоченных по правам ребенка

0
31

В среду в формате онлайн начал свою работу XVIII съезд уполномоченных по правам ребенка. Может ли школьник найти работу в каникулы? Готовы ли вузы к поступлению студентов-инвалидов? Нужно ли бояться цифрового образования? Откуда берутся трудные подростки? Кто поможет ребенку, которого травят в школе? Может ли ребенок-сирота получить достойное образование и интересную ему профессию? Эти и множество других вопросов в течении двух дней детские региональные омбудсмены обсудят с министрами, экспертами и чиновниками.

Темой масштабной онлайн-встречи детских уполномоченных стало образование.

— Образование — это не только школьные и академические знания, навыки, полученные от наставника, это и первая дружба, и первая серьезная ссора, первая победа и первое поражение, — сказала детский омбудсмен Мария Львова-Белова, открывая съезд. — Образование — это процесс, который начинается, когда мы появляемся на свет и никогда не заканчивается.

Она попросила детских уполномоченных задавать себе вопрос — "что я могу сделать, чтобы право ребенка на образование не было нарушено". А право на образование включает в себя бесконечное множество вопросов — ремонт школ, цифровые платформы, возможность получить высшее образование для детей-инвалидов, деструктивные отношения в школьном коллективе, возможность подработки во время школьных каникул и т.д.

Детский омбудсмен рассказала, что взрывной рост обращений в аппарат уполномоченного связан с отношениями в коллективе — каждое четвертое обращение говорит о травле. Еще один проблемный тренд — численность детей, находящихся на семейном обучении: за последнее время их число увеличилось в два раза.

Образовательные проблемы начинаются чуть ли не с детского сада.

— Статистика показывает, что сложной проблемой остается устройство в детские сады, количество обращений выросло в разы, — говорит детский омбудсмен.

Сергей Кравцов, министр просвещения, рассказал собравшимся, что за последние пять лет отремонтировано более семи тысяч школьных зданий.

— Мы обновили 508 коррекционных школ, в этом году для 129 таких школ будет закуплено новое оборудование, — сообщил министр. — Шесть миллионов рублей выделено на покупку нового оборудования.

Особое волнение вызвали у министра проблемы современного воспитания. Он очень эмоционально одобрил вопрос поддержки школьных театров, который обсуждался на съезде.

— Кому-то этот может показаться не существенным, но этого сегодня очень не хватает молодым, — отметил Сергей Кравцов. — Нам нужно отвлечь детей от зависимости от интернета, подчас, деструктивной. В три года папа или мама дает ребенку гаджет, и ребенок их не беспокоит, а ведь до семи лет закладываются все основные психологические функции. Потом мы видим проблемы, которые мы наблюдаем в школе.

Читать также:  Мишустин включил многодетные семьи и ряд новых категорий в число участников ЖСК

Обновлено 508 коррекционных школ

Министр напомнил, что детьми нужно заниматься, а это трудно.

— Это большая проблема молодых родителей, — заявил Сергей Кравцов. — Откуда берутся трудные подростки? Взрослые сделали его таким. Ребенок рождается добрым, хорошим, отзывчивым, а потом попадает в условия непонимания со стороны родителей, со стороны школы. Отсюда и возникают проблемы, которые перерастают в трагедии. Я побывал в так называемых СУВУ (специальное учебно-воспитательное учреждение, куда попадают дети за правонарушение — прим.ред.) и видел там прекрасных мальчиков и девочек. Они оступились, но находятся в условиях, которые не возвращают их к жизни.

Ольга Баталина, первый заместитель министра труда и соцзащиты, увидела проблемы образования с другой стороны — что делать девятикласснику, который закончил школу со справкой?

— Закон об образовании предлагает повторно сдать ОГЭ, но мы понимаем, что не все родители и девятиклассники соглашаются на повторное обучение в девятом классе, — говорит Баталина. — Какая профессиональная траектория у них сложится?

По словам Баталиной, сегодня у девятиклассника со справкой очень ограниченный список действий. Он может получить рабочую профессию по кратковременной программе (4-6 месяцев), но выбор таких профессий небогат, мест для желающих не всегда хватает, да и предлагаемые профессии часто не совпадают с интересами молодых людей.

— И у ребят возникают неразрешимые проблемы, они позволят им вписаться в рынок труда, работу найти им будет очень тяжело, — отметила замминистра.

Выпускники вузов и колледжей, не работающие по специальности, тоже волнуют сегодня чиновников.

— По данным Росстата, свыше две три выпускников высших учебных заведений не работает по специальности, — говорит Баталина. — Они проигрывают в поиске работы более опытным соискателям, попадая в ловушку первой работы — на пятерых соискателей без опыта работы приходится одна вакансия.

Чтобы исправить ситуацию, министерство труда разработало долгосрочную программу содействия занятости молодежи до 2030 года.