Прыжок Ивана Грозного: Как Юрий Владимиров изменил мужской балет

0
48

1 января свое 80-летие отмечает Юрий Владимиров. Знаменитый премьер Большого театра из «плеяды Григоровича» был среди тех, кто изменил роль мужского танца в современном балете. Но в ряду своих коллег он всегда стоял особняком. Формально у Владимирова стандартная балетная биография. Родился 1 января 1942 года. Был отмечен еще в Московском хореографическом училище. После его окончания попал в труппу Большого театра. Быстро выдвинулся в солисты, затем в ведущие танцовщики. Со своей постоянной партнершей и женой Ниной Сорокиной победил на нескольких международных конкурсах, в том числе — на Первом московском в 1969 году. Имел грандиозный успех во время зарубежных гастролей Большого театра. Оказался первым исполнителей роли Ивана Грозного в одноименном балете Юрия Григоровича. В 1987 году получил звание народного артиста СССР, был выведен на пенсию и остался в театре на педагогической работе. Среди его учеников — Дмитрий Гуданов и Иван Васильев, звезды последующих поколений.

Учеба в Московском хореографическом училище была для Владимирова и его ровесников непростой — они были «детьми войны», родившимися и росшими в тяжелых жизненных условиях, которые плохо сочетаются с профессиональными занятиями танцем. К тому же педагоги в мужских классах бесконечно менялись. Тем не менее это оказалось одно из самых талантливых для балета поколений, а педагогом Владимирова на последнем этапе учебы стал Алексей Ермолаев, легендарный виртуоз 1920-х, который был воплощением нового, героического советского балета, смелого и виртуозного. Несколько десятилетий спустя всю свою страстность и мощь он вложил в своего ученика, походившего на него не только невероятной мощью прыжка, отличными вращениями в воздухе и на земле, но и взрывным темпераментом. Вместе они продолжили работать и тогда, когда Владимирова приняли в 1962 году в Большой театр.

Долго доказывать свое право на роли, постепенно карабкаться к главным партиям ему не пришлось. Хотя он оказался в труппе Большого, когда там блистал Николай Фадеечев, стремительно завоевывали свое место утонченный Марис Лиепа и виртуозный Владимир Тихонов, лихо заявили о себе со школьной скамьи Владимир Васильев и Михаил Лавровский, Владимирова сразу же отметили молодые хореографы Наталья Касаткина и Владимир Василёв. Они выбрали виртуозного новичка для одной из главных партий в балете «Геологи» («Героическая поэма»). Нестандартная угловатая пластика, динамика танца и эмоциональная подвижность, которые казались изъянами школы для классического репертуара, оказались востребованы в спектакле о современниках в экстремальной ситуации. Настоящий триумф пережил Владимиров вместе с этими же постановщиками, когда исполнил главную партию в «Весне священной». Благодаря этой постановке Большого театра в СССР впервые услышали партитуру балета Игоря Стравинского, и спектакль вызвал невероятный резонанс в стране и за рубежом.

Читать также:  "Как холодно на свете". Любили ли зиму русские писатели? 10 цитат

Хореографы ставили партию Пастуха в расчете на данные Владимирова — его невероятные по тем временам для танцовщиков-мужчин гибкость, шаг, стопы с большими подъемом. Немецкая «Зюддойче Цайтунг» описывала его как «тот самый феномен, делающий такие комбинации прыжков, которые большая часть его коллег не смеет видеть даже во сне. Владимиров, очевидно, также и для Советского Союза — совершенно новый тип танцовщика».

Прыжок Ивана Грозного: Как Юрий Владимиров изменил мужской балет

Владимирову повезло — в Большом театре он оказался практически одновременно с приходом на пост руководителя балета Юрия Григоровича. Танцовщик стал одним из его соратников, исполнив главные партии в «Щелкунчике» и «Спартаке». Но их главным совместным свершением оказался «Иван Грозный», в котором царь Иван, словно выплавленный из нелегированной стали, воплощает идею корежащей и разрушающей все живое абсолютной власти. И сегодня эта партия свидетельствует о феноменальной виртуозности и пластической выразительности первого исполнителя. Больше 40 лет спустя после премьеры одолеть ее удается единицам танцовщиков.

Роль Ивана Грозного настолько срослась с образом Юрия Владимирова, что сегодня мало кто помнит, что среди его удач были и страдающий человечный Байтемир в «Асели» Олега Виноградова по мотивам повести Чингиза Айтматова, и колкий шекспировский Бенедикт в «Любовью за любовь», и удалой Ржевский в «Гусарской балладе» Дмитрия Брянцева, и прекраснодушный Дон Кихот в «Рыцаре печального образа».

Танцовщик Владимиров стал талисманом для многих его хореографов. И остался чуть ли не единственным в современной истории премьером Большого театра, нашедшим себя не в классическом, а исключительно современном репертуаре.

Прыжок Ивана Грозного: Как Юрий Владимиров изменил мужской балет